From the monthly archives: Июнь 2011

Признаюсь честно, хотя экранизаций «Ветра в ивах» я видел несколько, однако до самой книги Кеннета Грэма руки как-то не доходили. Теперь я понимаю, что это — к сожалению. Среди той огромной массы информации, которая сегодня рвётся в сознание человека, так много грустного, тяжёлого, сложного… и так мало светлого и доброго. Проблемы переполняют головы. И иногда так хочется небольшой разрядки, чтобы кто-то со стороны напомнил о том, что главное в мире — совсем не это. Меня «Ветер в ивах» то и дело заставлял улыбаться, причём это была светлая улыбка. У Грэма получилось написать очень добрую и душевную книжку…

— Исчезло! — воскликнул дядюшка Рэт, сгорбившись на сиденье. — Так красиво, странно и необычно! Уж если это должно было так быстро кончиться, лучше бы этого и не слыхать вовсе! Во мне проснулась какая-то тоска, и кажется, ничего бы я больше в жизни не хотел, только слушать и слушать. Нет! Вот оно снова! — воскликнул он опять, настораживаясь.

Кеннет Грэм,

«Ветер в ивах»

Дядюшка Рэт услышал прекрасную музыку… Не знаю, стоит ли соглашаться с ним, что лучше бы и не слыхать прекрасного, если оно заканчивается так быстро… Красота, доброта, любовь, — всё это в нашем мире так зыбко, так недолговечно… И всё-таки, если даже и невозможно, чтобы прекрасное длилось и длилось, пусть оно встречается на нашем пути хотя бы иногда. И, может быть, когда-нибудь оно всё-таки будет длиться и длиться…

В чём основная функция искусства? Развлекать? Обучать? Направлять? И есть ли ответ на этот вопрос?

По крайней мере, всем этим оно занимается, осознанно или неосознанно. А вот эффективность разных функций применительно к конкретным произведениям бывает очень разной, особенно там, где автор пытается целенаправленно использовать искусство в каких-то своих интересах. Как часто назидательные произведения откровенно скучны и не способны развлечь, а весёлые и легко читающиеся не несут в себе ничего важного. Редкого таланта мастера создают нечто, что обладает лёгким слогом, изящным сюжетом, — и в то же время ставит важные морально-этические вопросы, направляет мысль читателя к решению серьёзных проблем.

Боюсь, фильм французского режиссёра и сценариста Колин Серро относится скорее к варианту эдаких полутонов: с одной стороны, фильм получился достаточно лёгким, в фильме поставлены важные экологические и цивилизационные вопросы, а с другой стороны решение этих вопросов сразу же и подсказывается создателями фильма, причём во многом это решение достаточно спорное. Сюжет, в канву которого Серро вплетает свои идеи, достаточно прост: есть некая планета, отказавшаяся от технологической модели цивилизации, в то же время достигшая определённых успехов в создании цивилизации экологической. Поддерживая контакты с другими обитаемыми мирами, жители этой планеты совершают космические путешествия в создаваемых силой мысли сферах. При этом в большинстве случаев межпланетные контакты происходят с достаточно близкими им по духу людьми. И только вот с Землёй вышла незадача: она всем так не нравится, что на неё и лететь-то никто не хочет — и 200 лет никто и не летает. Однако нашлась смелая женщина, которая всё-таки решается на полёт, причём она целенаправленно хочет попасть в Париж, откуда родом была её мать. На Земле она находит восхитившие её деревья и огорчившие её грязный воздух, закрепощённых системой людей, несъедобную еду, много-много лжи и массу других проблем. В качестве решения многих из этих проблем у неё есть специальная программа, с помощью которой она может рассистемить мышление небольшого числа людей по своему выбору. Такие люди должны бы начинать говорить правду, да и вести себя неким новым образом. И вот попытка осмысления подобного типа мышления, да и вообще тех ценностей, которые человечество должно бы получить в случае отказа от технологической модели цивилизации, оказывается у Серро весьма спорной. Откровенно говоря, «рассистемленные» люди в фильме ведут себя весьма отталкивающе, чтобы не сказать больше.

Continue reading »