From the monthly archives: Ноябрь 2013

Ender's_GameКонечно, давно известно, что экранизациям практически всегда далеко до романов, по которым они созданы, но всё равно всякий раз не покидает ощущение разочарования. Наверное, и сложно было создать что-то большее из книги, главными героями которой являются весьма особенные дети. Тем более, что не факт, что подобные сочетания в детях социопатии и гениальности вообще встречаются в реальности. Не скажу, чтобы я целенаправленно изучал тему, но скорее всё-таки Орсон Скотт Кард в своих книгах из серии про Эндера Виггина сильно теоретизирует и придаёт своим героям-детям слишком уж взрослое мышление, что для современного человека совсем не свойственно, исходя из его нормального психобиологического развития. В общем, фантастика — она и есть фантастика.

Хотя от морально-этических вопросов, затронутых в книге, создатели фильма не отказались совсем, но рассмотрели их слишком поверхностно, из-за чего всё это смотрится довольно искусственно: причины переживаний главных героев из сюжета фильма не совсем очевидны. Также из-за существенного урезания сюжетной линии, причём не слишком удачного по концепции, не слишком понятной становится и сама учёба детей-полководцев, содержание войны, смысл особого отношения главного героя к расе противника… Слышен «звон», но что и где «звенит»?!

Можно ли было сделать экранизацию более ёмкой? Вероятно, всё-таки да, просто Гэвин Худ, скорее всего, ставил совсем другую задачу: сделать обычный проходной фантастический фильмец, который смог бы собрать некие не самые скромные кассовые сборы (в том числе за счёт имени достаточно раскрученной книжки, по которой фильм поставлен). А жаль, что его горизонт оказался таким близким. Думаю, хороший режиссёр мог бы на базе романа Карда сделать куда как более ёмкое и насыщенное глубокими размышлениями произведение, заделов для этого в книге достаточно.

kinopoisk.ruСудя по фильмографии Гильермо дель Торо, «Тихоокеанский рубеж» куда как более характерен для его творчества, чем хоть и магический, но всё-таки реализм «Лабиринта фавна».

«Тихоокеанский рубеж» довольно нарочито построен в не слишком логичной, совсем не глубокой, зато динамичной стилистике, которая характерна для популярных некогда среди мальчишек мультфильмов о гигантских роботах. Поэтому воспринимать фильм иначе, чем дань уважения детской метче о супергероических операторах электронных стальных гигантов, мне лично было бы довольно трудно. При этом задача решена довольно удачно: если не ожидать от фильма того, чего там нет по определению, то модернизированная и более зрелищная версия супергероических мультфильмов режиссёру вполне удалась.

Правда, я лично как раз не являюсь большим любителем фильмов, где экшен и спецэффекты практически полностью подменяют собой всякую содержательную часть. Поэтому совсем не моё, хотя сделано и неплохо.

Artificial_intelligenceЕсли что-то выглядит — как кошка, пахнет — как кошка, двигается — как кошка, мяукает — как кошка… вроде бы понятно, что это кошка. А вы уверены?

В фильме Стивена Спилберга «Искусственный разум» практически в самом начале прямым текстом ставится вопрос: а что такое любовь? И даётся один из вариантов ответа. И, пожалуй, в течение всего фильма он остаётся одним из ключевых вопросов, на которые ищется ответ. Потому что, вроде бы, наука очень многое знает о любви, практически всё… а, может, совсем не всё и совсем не о любви?

Второй вечный философский вопрос в фильме — а что такое человек? Если взять две руки, две ноги, посередине запустить сердце, а сверху навесить мозг… Хотя ещё Азимов в своей повести «Двухсотлетний человек» обнаружил, что вот как раз ничто из этого по отдельности скорее как раз и не определяет человека. А что же тогда? Та самая любовь? И что же она тогда такое? Или, может, способность видеть сны? А зачем и как человек их видит? И если забравшийся в такие дебри собственной гордыни человек и правда является уникумом и венцом, как понять, чем же он так уникален и велик? И как понять, где мерило? И может ли когда-нибудь творение превзойти творца? Пожалуй, ответов столько, сколько задававшихся этими вопросами людей.

Наверное, Спилберг хотел отчасти создать свою собственную сказку по мотивам цитировавшегося в фильме «Пиноккио», поэтому его ответ во многом оптимистичен, хотя… образно говоря, кошка к концу фильма, пожалуй, выглядит уже совсем не как кошка, которой, откровенно говоря, и не являлась.

El_laberinto_del_faunoУ невинности есть такая власть,

какую зло себе не может даже вообразить.

Гильермо дель Торо, «Лабиринт фавна»

Где заканчивается мир реальный и начинается воображение? Каждый человек видит мир под своим собственным углом зрения, так почему не предположить, что каждый человек — это целый мир, который он создаёт в собственном разуме? Сложно сказать, задумываются ли об обосновании своего видения те, кто использует в творчестве элементы магического реализма, однако, безусловно, даже чуточка воображения наполняет мир гораздо большим числом смыслов и оттенков, чем попытка максимально всё упростить и рационализировать.

«Лабиринт фавна», несмотря на свою фэнтезийную составляющую, — фильм совсем не детский. В осмыслении трагедии гражданской войны в Испании Гильермо дель Торо однозначно стоит на антифранкистских позициях: единственный персонаж, нарисованный в максимально отрицательных тонах, — капитан армии франкистской Испании. И при этом даже у него есть какие-то черты, которые оставляют за ним право на хотя бы минимальное к нему сочувствие со стороны зрителя. Другие персонажи в гораздо меньшей степени поляризованы по сторонам добра и зла, — большинство из них всё-таки обычные люди, оказавшиеся в необычных обстоятельствах. И, конечно, те, кто, несмотря ни на что, старается не терять достоинство, не изменять своим принципам, — вызывают уважение. Однако, если отвлечься от сюжета фильма, реальный мир крайне негативно относится к таким людям: не останавливаясь на деталях позиций таких людей как Махатма Ганди, Андрей Дмитриевич Сахаров или Мартин Лютер Кинг, которые мне близки в общем, хотя и не по всем пунктам, хочется отметить главное — нетерпимость общества к людям, пропагандирующим ненасилие. Практически всегда в обществе находится кто-то, кто так или иначе стремится уничтожить людей, призывающих к человеколюбию: на них организуют моральную травлю, их ставят в невыносимые условия, их убивают… И что остаётся автору, если он с одной стороны весьма симпатизирует своему герою, а с другой стороны понимает, что не может быть в конце чего-то вроде «…и жили они долго и счастливо…»? Может быть, создать для героя идеализированный мир (который и описать-то толком невозможно, поскольку он слишком далёк от человеческой природы) куда герой мог бы уйти… А есть ли за Лабиринтом фавна тот подземный мир, где нет боли и страданий, — это, пожалуй, каждый решит для себя сам, хотя автор сценария и режиссёр «Лабиринта фавна» Гильермо дель Торо говорил о том, что в его фильме тот мир реален… В любом случае, главная героиня покидает нашу юдоль печали и страданий, а мы остаёмся, — и от нас зависит, каким станет наш мир: может быть, и в нём найдётся место для волшебства.

SmultronställetЗа прошедшие десятилетия кинематограф очень изменился: то, что когда-то было новаторским, нередко сегодня оказывается устаревшим вместе с техникой и технологией из прошлого. Однако вместе с погоней за зрелищностью и обилием спецэффектов кино утрачивает значительную часть своей содержательной составляющей. Конечно, в современном стремительно несущемся куда-то мире по-другому, кажется, и не возможно: поток окружающей нас информации настолько плотен и интенсивен, что часто не даёт времени ни о чём задуматься. Современные фильмы чётко улавливают эту динамику и стараются всё делать очень быстро и интенсивно: герои уже не успевают чувствовать, они просто кричат друг на друга и требуют понимания, не находя времени на то, чтобы попытаться понять что-либо самим. Отношения переходят в перетягивание кошелька на свою сторону и максимальное увеличение списка требований в брачном договоре, который заполнят современные техничные адвокаты. Кажется, вот она — жизнь! Отойди в сторону — и всё промелькнёт мимо.  А, между тем, главная проблема человека остаётся всё той же: одиночество. Разбегаясь всё быстрее, стремясь убежать от одиночества всё дальше, изобретая всё новые суррогаты общения, человек всё глубже и глубже увязает в своём одиночестве. И так важно, чтобы посреди шторма современных спецэффектов и технологий у нас оставалась своя спокойная земляничная поляна, которая давала бы возможность попытаться найти себя, понять настоящие ценности в жизни и ощутить хотя бы немного истинного счастья.

Возможно, именно поэтому «Земляничная поляна» Ингмара Бергмана по-прежнему актуальна, несмотря на то, что кинематограф все эти десятилетия шагал вперёд семимильными шагами: каким бы ни был ритм жизни, сколько бы ложных целей нам ни навязывалось обществом потребления, истинные ценности для человека остаются неизменными, пожалуй что, на протяжении всей истории homo sapiens. Вероятно, в этом причина того, что многие современные фильмы переживают громкие месяцы шумной славы после выхода на экран, собирают огромные кассовые сборы и тут же уходят в забвение, а неспешные фильмы вроде «Земляничной поляны» зрители продолжают смотреть снова и снова. А для кого-то старые добрые фильмы и вовсе становятся той самой земляничной поляной…