Currently viewing the tag: "Махатма Ганди"

El_laberinto_del_faunoУ невинности есть такая власть,

какую зло себе не может даже вообразить.

Гильермо дель Торо, «Лабиринт фавна»

Где заканчивается мир реальный и начинается воображение? Каждый человек видит мир под своим собственным углом зрения, так почему не предположить, что каждый человек — это целый мир, который он создаёт в собственном разуме? Сложно сказать, задумываются ли об обосновании своего видения те, кто использует в творчестве элементы магического реализма, однако, безусловно, даже чуточка воображения наполняет мир гораздо большим числом смыслов и оттенков, чем попытка максимально всё упростить и рационализировать.

«Лабиринт фавна», несмотря на свою фэнтезийную составляющую, — фильм совсем не детский. В осмыслении трагедии гражданской войны в Испании Гильермо дель Торо однозначно стоит на антифранкистских позициях: единственный персонаж, нарисованный в максимально отрицательных тонах, — капитан армии франкистской Испании. И при этом даже у него есть какие-то черты, которые оставляют за ним право на хотя бы минимальное к нему сочувствие со стороны зрителя. Другие персонажи в гораздо меньшей степени поляризованы по сторонам добра и зла, — большинство из них всё-таки обычные люди, оказавшиеся в необычных обстоятельствах. И, конечно, те, кто, несмотря ни на что, старается не терять достоинство, не изменять своим принципам, — вызывают уважение. Однако, если отвлечься от сюжета фильма, реальный мир крайне негативно относится к таким людям: не останавливаясь на деталях позиций таких людей как Махатма Ганди, Андрей Дмитриевич Сахаров или Мартин Лютер Кинг, которые мне близки в общем, хотя и не по всем пунктам, хочется отметить главное — нетерпимость общества к людям, пропагандирующим ненасилие. Практически всегда в обществе находится кто-то, кто так или иначе стремится уничтожить людей, призывающих к человеколюбию: на них организуют моральную травлю, их ставят в невыносимые условия, их убивают… И что остаётся автору, если он с одной стороны весьма симпатизирует своему герою, а с другой стороны понимает, что не может быть в конце чего-то вроде «…и жили они долго и счастливо…»? Может быть, создать для героя идеализированный мир (который и описать-то толком невозможно, поскольку он слишком далёк от человеческой природы) куда герой мог бы уйти… А есть ли за Лабиринтом фавна тот подземный мир, где нет боли и страданий, — это, пожалуй, каждый решит для себя сам, хотя автор сценария и режиссёр «Лабиринта фавна» Гильермо дель Торо говорил о том, что в его фильме тот мир реален… В любом случае, главная героиня покидает нашу юдоль печали и страданий, а мы остаёмся, — и от нас зависит, каким станет наш мир: может быть, и в нём найдётся место для волшебства.