Currently viewing the tag: "роботы"

kinopoisk.ruСудя по фильмографии Гильермо дель Торо, «Тихоокеанский рубеж» куда как более характерен для его творчества, чем хоть и магический, но всё-таки реализм «Лабиринта фавна».

«Тихоокеанский рубеж» довольно нарочито построен в не слишком логичной, совсем не глубокой, зато динамичной стилистике, которая характерна для популярных некогда среди мальчишек мультфильмов о гигантских роботах. Поэтому воспринимать фильм иначе, чем дань уважения детской метче о супергероических операторах электронных стальных гигантов, мне лично было бы довольно трудно. При этом задача решена довольно удачно: если не ожидать от фильма того, чего там нет по определению, то модернизированная и более зрелищная версия супергероических мультфильмов режиссёру вполне удалась.

Правда, я лично как раз не являюсь большим любителем фильмов, где экшен и спецэффекты практически полностью подменяют собой всякую содержательную часть. Поэтому совсем не моё, хотя сделано и неплохо.

Artificial_intelligenceЕсли что-то выглядит — как кошка, пахнет — как кошка, двигается — как кошка, мяукает — как кошка… вроде бы понятно, что это кошка. А вы уверены?

В фильме Стивена Спилберга «Искусственный разум» практически в самом начале прямым текстом ставится вопрос: а что такое любовь? И даётся один из вариантов ответа. И, пожалуй, в течение всего фильма он остаётся одним из ключевых вопросов, на которые ищется ответ. Потому что, вроде бы, наука очень многое знает о любви, практически всё… а, может, совсем не всё и совсем не о любви?

Второй вечный философский вопрос в фильме — а что такое человек? Если взять две руки, две ноги, посередине запустить сердце, а сверху навесить мозг… Хотя ещё Азимов в своей повести «Двухсотлетний человек» обнаружил, что вот как раз ничто из этого по отдельности скорее как раз и не определяет человека. А что же тогда? Та самая любовь? И что же она тогда такое? Или, может, способность видеть сны? А зачем и как человек их видит? И если забравшийся в такие дебри собственной гордыни человек и правда является уникумом и венцом, как понять, чем же он так уникален и велик? И как понять, где мерило? И может ли когда-нибудь творение превзойти творца? Пожалуй, ответов столько, сколько задававшихся этими вопросами людей.

Наверное, Спилберг хотел отчасти создать свою собственную сказку по мотивам цитировавшегося в фильме «Пиноккио», поэтому его ответ во многом оптимистичен, хотя… образно говоря, кошка к концу фильма, пожалуй, выглядит уже совсем не как кошка, которой, откровенно говоря, и не являлась.