Currently viewing the tag: "Homo Sapiens"

SmultronställetЗа прошедшие десятилетия кинематограф очень изменился: то, что когда-то было новаторским, нередко сегодня оказывается устаревшим вместе с техникой и технологией из прошлого. Однако вместе с погоней за зрелищностью и обилием спецэффектов кино утрачивает значительную часть своей содержательной составляющей. Конечно, в современном стремительно несущемся куда-то мире по-другому, кажется, и не возможно: поток окружающей нас информации настолько плотен и интенсивен, что часто не даёт времени ни о чём задуматься. Современные фильмы чётко улавливают эту динамику и стараются всё делать очень быстро и интенсивно: герои уже не успевают чувствовать, они просто кричат друг на друга и требуют понимания, не находя времени на то, чтобы попытаться понять что-либо самим. Отношения переходят в перетягивание кошелька на свою сторону и максимальное увеличение списка требований в брачном договоре, который заполнят современные техничные адвокаты. Кажется, вот она — жизнь! Отойди в сторону — и всё промелькнёт мимо.  А, между тем, главная проблема человека остаётся всё той же: одиночество. Разбегаясь всё быстрее, стремясь убежать от одиночества всё дальше, изобретая всё новые суррогаты общения, человек всё глубже и глубже увязает в своём одиночестве. И так важно, чтобы посреди шторма современных спецэффектов и технологий у нас оставалась своя спокойная земляничная поляна, которая давала бы возможность попытаться найти себя, понять настоящие ценности в жизни и ощутить хотя бы немного истинного счастья.

Возможно, именно поэтому «Земляничная поляна» Ингмара Бергмана по-прежнему актуальна, несмотря на то, что кинематограф все эти десятилетия шагал вперёд семимильными шагами: каким бы ни был ритм жизни, сколько бы ложных целей нам ни навязывалось обществом потребления, истинные ценности для человека остаются неизменными, пожалуй что, на протяжении всей истории homo sapiens. Вероятно, в этом причина того, что многие современные фильмы переживают громкие месяцы шумной славы после выхода на экран, собирают огромные кассовые сборы и тут же уходят в забвение, а неспешные фильмы вроде «Земляничной поляны» зрители продолжают смотреть снова и снова. А для кого-то старые добрые фильмы и вовсе становятся той самой земляничной поляной…

Очередная занятная ситуация застала меня за просмотром фильма в компании. В фильме по ходу сюжета произошли два неких события, явно не состыкующиеся друг с другом, обычная для последнего времени нелепость. Один из присутствующих обратил на эту небрежность в создании творческого продукта внимание. Другой ответил:

— Этот фильм создан, чтобы люди могли не думать…

Вот так вот… Наверное, Рене Декарт просто этого не знал. А если бы знал, то ни за что бы не стал делать умозаключения на базе такой непостоянной нелепости — мышлении. И правда, раз сейчас вместо того, чтобы развивать мышление, все делается для того, чтобы человек «не думал», то… Ну, в общем, мне представляется, что единственный способ сделать так, чтобы человек не думал, это вышибить ему мозги уничтожить его как человека. Мне всегда казалось, что тем человек и считает себя отличным от остального, что имеет разум (поэтому и назвал себя современного — Homo Sapiens, да теперь уже в гордыне нередко именует себя и Homo Sapiens Sapiens). Наверное, я заблуждался… Наверное, действительно, сейчас нужна не та простота, которая проста от гениальности, а та ущербная простота, которая вроде как на вид проста, но на самом деле наскоро и небрежно сварганена — и тем уже сложна, неестественна, имеет множество лишних деталей и не имеет множества необходимых…

Виват новому человеку — человеку безмоглому, человеку, который не думает!